Свяжитесь с нами

Игры

Сериал Parasite Eve

Японская RPG об американцах, осмысленный псевдонаучный сюжет и взрослые люди на главных ролях.

Вспоминая о романе Parasite Eve пять лет назад в рубрике «Ретро» (уже 12 лет, – прим. из 2018), я невольно связал его с творениями Кодзи Судзуки – уж больно похож оказался псевдонаучный подход к объяснению очередной сверхъестественной напасти у Судзуки и Хидеаки Сены, автора РЕ.

Обложка американского издания книги Хидеаки Сены. К слову, Сена – псевдоним писателя; на деле же он – однофамилец Кодзи Судзуки.

О плагиате говорить здесь не приходится; скорее, имеет место быть совпадение. «Спираль» Судзуки вышла в 95-м, как и Parasite Eve. В «Спирали» девушка Маи Такано, просмотрев проклятую пленку во время овуляции, попадает под контроль злодейки Садако Ямамуры, слившейся с вирусом оспы, за неделю вынашивает и рожает копию Садако, которая, опять же, за неделю достигает своей взрослой «формы»; при помощи влюбленного в Маи ученого (по совместительству протагониста) Садако распространяется по всему миру, словно вирус.

В Parasite Eve вместо мутировавшего и научившегося распространяться информационным путем вируса роль таинственного зла играют митохондрии – отвечающие за выработку энергии органеллы клеток. Согласно роману, митохондрии – на самом деле независимые организмы, находящиеся в симбиозе с людьми до поры до времени. Их час пробивает – в Киёми Нагасиме (жене протагониста) пробуждается Ева, коллективный разум митохондрий, желающий перерождения в теле совершенного существа. Из-за митохондрий Киёми подписывается на донорство собственных органов в случае собственной смерти, после чего оперативно гибнет в автокатастрофе. Одна из ее почек пересаживается девочке по имени Марико Андзай; митохондрии готовят ее тело к рождению новой формы жизни. Тем временем Ева из печени Киёми в лаборатории ее вдовца принимает форму погибшей, чтобы соблазнить незадачливого ученого и оплодотворить с его помощью свою яйцеклетку, которую она затем внедряет в Марико. Мигом рожденное существо, вопреки ожиданиям Евы, оказывается нежизнеспособным из-за сопротивления доставшихся ему в наследство от отца митохондрий – так что Parasite Eve расходится с апокалиптически-мрачной «Спиралью» в отчасти счастливом финале.

Сжатый пересказ концовки романа в исполнении Маэды.

В экранизации акценты были несколько смещены: Ева растеряла эмоции, коими она в книге прямо-таки пылала, а ряд сцен претерпел значительные изменения. Изнасилование и роды 12-летней Марико, например, по понятным причинам в сценарий не вошли, а финал стал более мелодраматичным: вместо того, чтобы растечься оранжевой массой, Ева превратилась назад в Киёми, которая слезливо сгорела в обнимку с мужем. Фильм Parasite Eve – довольно обычный японский хоррор, лишенный хоть чего-то хорошего.

В книге и фильме Ева способна не только сжигать людей, но и управлять их сознанием.

Стоит обмолвиться и о манге по мотивам Parasite Eve. В 98-м вышла трехтомная адаптация романа (учитывающая, тем не менее, изменения в сюжете из экранизации), а сразу же вслед за ней – и Parasite Eve Diva: N.Y. Shi no Utahime, двухтомник, посвященный злоключениям Айи в Нью-Йорке. Норико Фудзики, автор этого чуда, извратила сюжет РЕ наиотвратительнейшим образом, вписав туда мистику, введя ряд новых персонажей и добавив сопливую лавстори. «Дива», жертвуя аутентичностью, так упивается собственной шаблонной напыщенностью, что можно подумать, будто Мотому Торияма и Хадзиме Табата при создании The 3rd Birthday вдохновлялись именно этим недоразумением, а не двумя отличными играми от родной Square. А еще N.Y. Shi no Utahime невыносимо уродлива.

Создание видеоигры по мотивам Parasite Eve – факт очень необычный сам по себе. Squaresoft до тех пор была известна своими собственными IP и ни разу не посягала на рейтинг «М»; на Западе книга не издавалась (до 2007 года) – но в разработке РЕ-игры принимало участие большое число американских сотрудников Square; Такаси Токита, автор сценария и руководитель всего проекта, ни до, ни после PE не создал ничего столь же достойного. Да и жанровая принадлежность игры была мало кому понятна: изобретенные PR-машиной Square слова «cinematic RPG» не говорили ровным счетом ничего, благо JRPG того времени в лице Final Fantasy VII и подкупали-то в первую очередь кинематографичностью. Впрочем, все выгорело: игра отлично продалась (можно с уверенностью утверждать, что странный выбор Square пошел на пользу популярности романа Сены, а не наоборот) и даже, как ни странно, оказалась хорошей. Достаточно хорошей, чтобы в нее можно было играть и сегодня не без удовольствия.

Parasite Eve имела по-настоящему блокбастерный размах: огромное количество зрелищных роликов; поле боя – предрождественский Нью-Йорк; впервые, кажется, взрослые персонажи на первых ролях в игре от Square. Диалоги были не ахти, но при этом никогда не скатывались в свойственную фэнтезийным современникам РЕ карикатурную несерьезность.

Герои Parasite Eve 2 умеют острить. Это качество не так часто можно встретить у персонажей японских RPG.

Айя Бреа, главная героиня РЕ-игры, – дочь Марико, которая вышла замуж за гайдзина, переехала в Америку, разродилась двойней и повторила судьбу Киёми Нагасиме, погибнув в автокатастрофе вместе с одной из дочерей. Умершую девочку разобрали на запчасти: роговица глаза досталась сестре, родившейся с дефектом зрения, а почка – некой Мелиссе Пирс. Митохондрии Евы, попавшие в свое время через подобную трансплантацию в Марико, а от нее – к дочке по наследству, приживаются у обеих реципиенток, но не проявляют себя до поры до времени. Добрых двадцать лет спустя возникает подходящий момент: исполняющая ведущую партию в опере Мелисса, чувствуя себя не очень хорошо из-за пробуждающегося сознания Евы, принимает львиные дозы иммунодепрессантов, что лишь усугубляет ситуацию, а встреча с Айей, волею судьбы посетившей эту самую оперу, становится решающим поводом для того, чтобы Ева окончательно и бесповоротно пробудилась в теле Мелиссы. Итог: люди горят, животные мутируют в чудовищ, посетители следующего концерта Мелиссы превращаются в оранжевую митохондриальную массу, и все попытки Айи (только против нее не работают способности Евы) и полиции остановить злодейку оказываются неудачными. Подключается армия, но и она не в силах совладать с Евой и ее ручным чудовищем. Тем временем Ева следует по уже проторенной дорожке: выбрав себе подходящего донора спермы из банка (чтобы не повторилась ошибка ее предшественницы), она дает-таки жизнь Совершенному Существу. Тут на помощь приходит изобретение незадачливого японского ученого Кунихико Маэды, до этого помогавшего Айе больше словом, чем делом: Маэда создает на основе митохондрий самой Айи специальные пули, способные противодействовать неуязвимому ко всем иным атакам существу, которое в результате оказывается-таки повержено.

Любопытно, но обычная концовка Parasite Eve – плохая и неканоничная: в ней митохондрии Айи начинают мутировать и дальше, подчиняя себе окружающих. Для получения хорошей и правильной концовки Айе при повторном прохождении необходимо пешком одолеть 77 этажей Крайслер-билдинг, сразиться с истинной Евой и найти-таки примирение с погибшей сестрой.

Геймплей РЕ любопытным образом сочетал популярную тогда систему АТВ со свободой передвижения по полю боя и упором на огнестрел. На деле это означало, что Айя в перерывах между выстрелами (то есть, пока не заполнится шкала) носилась туда-сюда, стараясь не попасть под вражьи атаки. С ростом уровня у нее повышались характеристики и появлялись новые заклинания, а в родном полицейском участке всегда можно было улучшить полюбившееся оружие.

Первая Parasite Eve была довольно смелым для Square проектом, не похожим на другие ее работы. Таким же оказался и сиквел, кардинальным образом отличавшийся от оригинала. Так, первая часть была НФ-триллером, вторая же ударилась в конспирологию и детективщину. Айя переехала с восточного побережья на западное, где в рядах спецподразделения ФБР в силу своих (немалых) возможностей борется с NMC, неомитохондриальными созданиями – то есть, с людьми и животными, мутировавшими в монстров. После теракта в центре Лос-Анджелеса расследование забрасывает Айю в пустыню Мохаве, где кроется недавно перепроданное в частные руки бывшее военное убежище. В бункере Айя обнаруживает, что ей активно интересовались еще с нью-йоркского инцидента (вот же сюрприз!), а под огромной лабораторией скрыт безумных размеров вольер для искусственно выведенных NMC, которыми телепатически управляла маленькая девочка – Ева, клон Айи. После ряда передряг, включающих в себя двойных агентов, искусственных солдат-големов и обстрел убежища с орбитальной рельсовой пушки, все кончается наилучшим для Айи и Евы образом (концовки РЕ2 различаются лишь судьбой второстепенных персонажей).

Геймплей также изменился, став заметно более экшн-ориентированным. Шкала АТВ пропала, управление поменялось на «танковое» а-ля Resident Evil (из-за чего многие геймеры разнылись, безосновательно обвиняя РЕ2 в предательстве RPG-корней и уходе в стан хорроров), опыт стал идти не на повышение характеристик, а непосредственно на разучивание умений. Больший упор был сделан на адвенчурную составляющую: Айе приходилось искать различные предметы и решать головоломки. В боях же постоянно приходилось учитывать (наряду с особенностями управления) планировку поля боя и умения врагов, чтобы иметь возможность своевременно укрываться за препятствиями.

Любопытно, что Parasite Eve 2 была даже слишком реалистичной в плане подачи сюжета: в угоду реализму была принесена и драматичность (действие буквально обрывалось на кульминации), и экспозиция (Айя так и не узнавала всех подробностей происшедшего). Зато сама героиня раскрывалась более чем хорошо через ее комментарии к окружающим объектам: в отличие от первой Parasite Eve, вторая позволяла обследовать каждую деталь интерьера, и Айе часто находилось, что сказать по тому или иному поводу.

Собственно, к чему это все? Да к тому, что новая игра про Айю (речь о The 3rd Birthday, – прим. из 2018), словно забыв о реализме и научной подоплеке предшественниц, просто-таки трещит по швам от мистики, необъяснимых чудес и совершенно дурацких трансформаций. Поговаривают, что The 3rd Birthday называется именно так и воздерживается от упоминания предыдущих частей и общей предыстории цикла потому, что Square Enix потеряла права на название Parasite Eve. То есть, вместо того, чтобы или угомониться, или заплатить писателю еще немножко денежек, Ёити Вада и его друзья решили пойти обходным путем, попутно вытерев ноги обо все то, к чему привыкли и что любили фанаты цикла. На такое есть лишь один адекватный ответ – бойкот их недоброкачественного продукта и безоговорочное признание его апокрифичности по отношению к циклу Parasite Eve.

Сергей Цилюрик
Статья из журнала “Страна Игр” №06(322), июнь 2011 года

P.S. из 2018 года (Константин Говорун)

В ноябре этого года Square Enix обновила торговую марку Parasite Eve, что может намекать на римейк или сиквел. А может и не намекать.

3 комментария

Популярные

18+ ЗАПРЕЩЕНО ДЛЯ ДЕТЕЙ