Свяжитесь с нами

Игры

Devil May Cry 4

Все надежды сбылись, но сага еще не закончилась!

Когда сэр Артур Конан-Дойль замышлял расправу над собственным литературным персонажем, знаменитым сыщиком с Бейкер-стрит, его тяготила популярность Холмса и необходимость постоянно выдумывать все новые и новые детективные ребусы на радость публике. Когда продюсер Devil May Cry 4, Хироюки Кобаяси, поведал миру, что бессменному герою сериала, прославленному Данте, предстоит уйти в тень, чтобы его место смог занять молодой да ранний демоноборец Нерон, соблазн поверить в нелюбовь создателей к задиристому сыну Спарды оказался очень велик. Но скриншоты и видеоролики красноречиво свидетельствовали: внешность – не единственное, что новичок перенял у тезки итальянского поэта. Белобрысый юнец ошарашивал противников акробатическими трюками и лихо тасовал выстрелы с фехтовальными выпадами, отказавшись от второго пистолета в пользу как будто позаимствованной у одного из демонов руки.

Как поясняли разработчики, Данте оказался слишком хорош для главной роли. Согласно сюжету четвертой части, и расправа над полубезумным Аркхэмом из DMC 3, и схватка с императором Мундусом из оригинальной DMC остались для владельца агентства Devil May Cry в прошлом. С ходу освоить все уловки, которых он понахватался за долгие годы, – нелегкая задача, может и отпугнуть от игры тех, кто не знаком с сериалом. Хотя обилие незнакомых приемов не мешает неофитам от файтингов вникать в премудрости Virtua Fighter или Tekken, создатели экшнов предпочитают либо лишить персонажа всех навыков (как в DMC 2 или God of War II), либо заменить новичком. И тут же на память приходят частые упреки в адрес непомерно крутых героев: дескать, не развиваются как личности, хоть и горазды скакать по стенам с мечом или винтовкой наперевес. Кризис среднего возраста у Бэтмена послужил темой для замечательного комикса Фрэнка Миллера; в Capcom же как будто решили вновь пересказать историю о взрослении героя. Неудивительно, что сходство Данте и Нерона настораживало: далеко ли четвертая часть уйдет от третьей, если из особых примет у нового бойца разве что пресловутая рука – одна-единственная разновидность оружия, да та же целеустремленность, что отличала Вергилия, брата Данте? И если сам Данте все равно появится в игре и успеет покрасоваться в личных миссиях?

И вот занавес поднят, актеры заняли места. Нерон, как и положено заправскому прогульщику, врывается на сцену последним. Хоть он и состоит в рыцарском ордене, чья цель – истреблять демонических тварей повсеместно по примеру великого Спарды (даром, что тот сам был демоном), почувствовать себя частью общины молодцу не удается – необычная рука красноречиво свидетельствует, что и с его собственным происхождением не все гладко. Да и если бы не сладкоголосая певица Кирие, сестра главнокомандующего Ордена, юный храмовник давно бы уже всем проповедям и службам предпочел уличные потасовки с исчадиями преисподней. Вопреки традициям, романтические устремления героя не связаны с девушкой, которая при случае охотно отдубасит его мотоциклом или пустит пулю в лоб: Кирие умеет хлопать ресницами, взвизгивать при виде врагов и к оружию не притрагивается. Дескать, брат – лучший мечник Ордена, вот пусть и дерется за двоих.
Ромео из рода Монтекки любит Джульетту из рода Капулетти, недодемон Нерон любит благочестивую Кирие. До шекспировских высот драма их взаимоотношений, впрочем, не взмывает – недругам этот союз даже на руку, и исход его очевиден с самого начала. Главный конфликт DMC 4 совсем в другом: как именно произойдет передача эстафетной палочки от одного демоноборца к другому и как Нерон приживется в мире, где уже есть Данте.

Реверанс в сторону предыдущих частей или хорошо замаскированный римейк – этим вопросом задаешься каждый раз, попадая в знакомые ситуации. С самого начала было известно, что разработчики взяли за основу декорации самой первой DMC, а заодно переселили в четвертый выпуск и большинство монстров. Ощущение дежавю крепнет, когда идешь по картинной галерее или заходишь в библиотеку готического замка: кажется, что вот-вот с пейзажей в тяжелых рамах соскользнут закутанные в лохмотья враги-призраки. Напоминает о себе и третья часть: одна из боссовых схваток разыгрывается на круглой арене, в точности как противостояние Данте и Вергилия. Тем не менее, монстры не прибегают к старым уловкам, босс не унаследовал все приемы у второго сына Спарды, а в окрестностях готического замка обнаруживаются и заснеженные горы, и пышные джунгли с – о диво! – собственными оригинальными ловушками.

Головоломки в DMC издавна славились прямолинейностью: доберись единственно возможным путем до некоего предмета и затем воспользуйся им, чтобы пройти туда, куда раньше дорога была закрыта. Не в ребусах счастье и в четвертом выпуске: вчитываться в подсказки придется от силы пару раз. Зато редкая миссия обходится без платформенных элементов, причем на долю Нерона гимнастических упражнений выпадает куда больше. Сперва кажется, что все они пробегаются влегкую: цепкая демоническая ручища быстро разживается умением хвататься за специальные синие крюки и подтягивать хозяина к тем уступам и балконам, куда не забраться ни обычным, ни двойным прыжком. Затем гимнастические упражнения начинают усложняться: то предлагается в воздухе менять направление прыжка, то вдобавок требуется приземлиться на движущуюся платформу, то платформы постепенно тают под ногами героя, а надоедливые враги пытаются помешать ему пройти вперед. Сложно? Еще бы! Невыполнимо? Вовсе нет, даже на «нормальном» уровне сложности, который в DMC 3 скорей походил на тот режим, что обычно именуют «хард», препятствия – бодрящий вызов, а не стена, в которую с отчаяния впору хоть лбом биться.

В отличие от Данте, Нерон не полагается на боевые стили и не меняет оружие: единожды вооружившись мечом на моторной тяге и револьвером, он растет как воин, приобретая новые приемы и способности за так называемые «гордые души» (proud souls), которые выдаются как после удачного завершения миссий, так и в случае провала вместо утешительного приза. Навыки стоят достаточно дорого, чтобы нельзя было вмиг разучить все кульбиты, но – приятная особенность! – сделать неправильный выбор попросту невозможно. Если герою мало толку от трюка, он может отказаться от него, забрав обратно уплаченный взнос. Для особо боязливых предусмотрена автозакупка приемов.

Как и прежде, даже сотни демонов, выдворенных обратно в ад, – небольшая заслуга для охотника на нечисть, если он не воспользовался всем арсеналом доступных приемов, не заставил дьявольские челюсти отвиснуть при виде той небрежной ловкости, с которой подкидывания в воздух перемежаются мощными ударами, припечатывающими жертву обратно к земле, а свист пуль сменяется рычанием мотора и треском искр. Пока враги не попадут по герою, а тот не забудет разнообразить уловки, показатель стильности будет расти, а вместе с ним и урожай призовых сфер – от тех, на которые предлагается покупать предметы, до тех, что восстанавливают здоровье.

И ведь не преувеличивал Кобаяси-сан, когда обещал, что Нерон станет едва ли не мощней Данте. Демоническая рука оказывается настолько отличным подспорьем в битвах, что юный рыцарь умудряется влет раскручивать счетчик стильности и вдобавок не слишком уж подражать сыну Спарды. Между тем охотно укладываться штабелями горазды лишь самые примитивные адские твари: прочие монстры пытаются задавить бойца числом, скоростью, блокируют удары. Иных и вовсе ни меч, ни пуля не берет, пока не попадешь по уязвимому месту. Особенно ловко имитируют бессмертие боссы, оттого и схватки с ними разыгрываются как по нотам: увернуться от злодейских выпадов, разгадать секрет неуязвимости, уцепить за «ахиллесову пяту», повторить все сначала. И, опять же, даже на «обычном» уровне сложности вполне возможно завершить игру, не используя «легкий» режим, чтобы сперва прокачать персонажа.

Если по убойной силе Нерон вполне годится в главные герои, то по готовности зубоскалить и рисоваться при каждом удобном (и неудобном) случае безнадежно проигрывает предшественнику. Дух бесшабашности начисто исчез бы из четвертой части, не окажись в актерском составе персонажей вроде Глории, которая балансирует на грани между стильностью и вульгарностью, исследователя Агнуса, напоминающего Джокера из DMC 3, и самого Данте. И ведь не сказать, что это плохо! Формально герой сменился, но на деле Нерон все первые десять миссий из кожи вон лезет, чтобы дорасти до звездной роли, а не ведет себя точно клон.

А что Данте? В четвертой части его положение куда завидней, чем у Вергилия в Devil May Cry 3: Special Edition. Хоть он в большинстве собственных миссий проходит те же уровни, что и Нерон, ему выдают личный набор заданий и маршрут, у боссов для него находится отдельное приветствие, да и для расправы с ними Данте приходится изыскивать свои способы, ведь у юнца ключом ко всем вражеским шарадам служила демоническая рука. Изобилие видов оружия (ни босса без подарка!) и возможность переключаться между ними в любой момент с лихвой искупляют мизерные наборы приемов у каждого отдельного меча и пистолета. Перекочевали в DMC 4 и боевые стили с уникальными навыками. Если раньше предлагалось перед началом миссии выбрать лишь один, то теперь для пущей стильности важно не забывать о всех четырех – менять их тоже разрешается без каких-либо ограничений. Ассортимент трюков даже ошарашивает: выучиться стильной игре за Данте и после DMC 3 – все равно, что освоиться в незнакомом файтинге уровня того же Tekken 5.

Ложку дегтя в бочку меда традиционно подкладывает камера, что в зависимости от заданий то показывает происходящее под фиксированным углом, то разрешает повертеть головой по сторонам. Но до настройки обзора ли дело, когда со всех сторон наседает нечисть? И вот, в особенно ожесточенных драках или чересчур узких коридорах герой внезапно пропадает из кадра – камера не успела отследить его действия. Случаются такие конфузы не слишком часто, но раздражают неимоверно. Не все гладко и с фиксированными ракурсами: несется Нерон или Данте по мосту вдаль, демонстрируя геймеру могучую спину, и вдруг спина сменяется видом анфас, а персонаж уже бежит прямо на камеру.

Ближе к финалу миссии начинают стремительно сокращаться, битва с колоссом, вопреки едким замечаниям Кобаяси-сана из ранних интервью, выглядит своеобразной отсылкой к God of War (разве что контекстных клавиш не хватает), а предпоследняя миссия, по традиции, которую вполне можно было бы и не соблюдать, сталкивает Нерона лицом к лицу с уже единожды побежденными боссами. И вот все испытания позади, за плечами остались и в меру заковыристые поединки, и удобная система чекпойнтов, благодаря которой необязательно проходить длиннющую миссию с самого начала (особенно если не играть ради высокой финальной оценки), и неуклюжие ухаживания Нерона за Кирие, и позерство Данте, и интересные трюки, что гравитация проделывает с бюстом Триш. И если бы сейчас мне удалось отправить письмо самой себе в 2007 год, я бы обязательно написала: «Все надежды сбылись, но сага еще не закончилась!».

Наталья Одинцова
рецензия на Devil May Cry 4 из спецвыпуска “Страна Игр”: Best.

Открыть комментарии

Популярные

18+ ЗАПРЕЩЕНО ДЛЯ ДЕТЕЙ