Свяжитесь с нами

Игры

Lollipop Chainsaw

Ванильная п*зда Джульетта Старлинг – это цитата – на протяжении нескольких часов ищет ответ на вопрос «Какого хера?» (безрезультатно), широко раздвигает ноги, неутомимо сосет (леденцы), мощно трясет (хвостиками), отпиливает бензопилой головы зомби, решает проблемы личного характера и заодно знакомит отсеченную от тела голову бойфренда со своей семьей. Если вы наслышаны про творчество Гоити Cуды, то ничто из перечисленного не должно вас удивлять.

Обиженный ученик с мейкапом а-ля «тру гот» призвал в мир людей зомби из… «прогнившего мира». К счастью, Джульетта и вся ее семейка – это давние охотники на демонов (свою первую тварь чирлидерша убила в возрасте шести месяцев ложкой), и ничего совсем уж страшного в сложившейся ситуации они не видят. Обидно, правда, что это произошло в день рождения главной героини, но это нормально – она повсюду носит с собой бензопилу, знакома с некоторыми магическими заклинаниями и не сильно расстраивается по поводу конца света. В городе, впрочем, тоже никакой паники. Ну зомби и зомби. Прикольно.

По духу Lollipop Chainsaw – это такой неуклюжий слешер и «битэмап», не так уж далеко ушедший от моды времен PS2. Именно тот «треш», который в системе ценностей видеоигр положительной характеристикой не является. При этом механика игры рассчитана на многократное прохождение – в качестве стимула тут разбросаны достаточно интересные ачивменты и присутствует море дополнительного контента, включая невероятно вместительный гардероб главной героини. Можно еще соревноваться с другими игроками в таблице рекордов и все в таком духе, но поверьте на слово – даже однократное прохождение нельзя будет назвать занятием увлекательным, а уж про повторное и говорить не хочется.

Главные враги Джульетты – это различные варианты зомби. Расправляться с ними изначально можно только двумя способами: чеканя комбинации танцев с помпонами и разрезая гадов пополам бензопилой. По мере развития событий, Джульетте будут дарить подарки – улучшения для бензопилы – и тогда ассортимент возможных ударов заметно расширится. Можно будет, например, стрелять из бензопилы и разгоняться, ткнув ее в пол. За расправу над зомби полагаются награды: золотые монетки, чтобы тратить их в магазине на леденцы и апгрейды, и платиновые монетки, чтобы покупать на них музыку, арты и дополнительные костюмы, а также звездочки. По мере накопления звездочек активируется специальная шкала, воспользовавшись которой можно устроить чирлидер дистрой сейшн: Джульетта под песенку «Hey Mickey» Toni Basil («Oh Mickey, you’re so fine, you’re so fine, you blow my mind, hey Mickey») будет разрубать на кровавую радугу мертвечину, с первого удара отсекая им голову и оставаясь при этом неуязвимой для их атак.

Стрелять в противников часто эффективнее, чем пытаться их распилить.

Боевая система скучная и однообразная, и упомянутые чуть ранее апгрейды положение не спасают. Они дополняют ее, и к последнему уровню все встает на свои места, но до того момента Джульетту сложно будет ассоциировать с охотником за нежитью – опыта, вроде как, маловато. Азарт тут представлен просто: выполнить комбо так, чтобы снести черепушки сразу нескольким мертвецам. Тогда на радужном фоне героине подарят несколько бонусных платиновых монет, и будет всем счастье.

«Эх, рок-говнорок, фендер-стратокастер!» – это первое, что приходит на ум.

Наконец, в игре есть два способа взаимодействия с головой укушенного бойфренда. Во-первых, это что-то вроде бонус-акций с рулеткой, когда Джульетта раскручивает Ника и отбивается от зомби. Или носится по уровню, тряся головой, как копилкой – из нее в этот момент будут сыпаться монетки и леденцы. Во-вторых, иногда приходится ставить голову несчастного на зомби, чтобы тот управлял разложившимся телом – и взрывал преграды, например. В это время игрок должен быстренько нажимать высвечивающиеся на экране кнопки и стараться не отвлекаться на пляшущую неподалеку Джульетту. Вот, в общем-то, и все.

Оброненные героями фразочки попадают в цель редко – чаще промахиваются. Но в игре, тем не менее, наберется достаточно смешных моментов, актуальных сегодня.
Так, обращаясь к главному злодею, Джульетта комментирует его прическу так: «Whiny, Myspace-haired jerk!»
Или, например, одна из девушек после спасения обещает теперь уж совершенно точно отправить ей френд реквест.
Общаясь со своим парнем, Джульетта говорит, как это круто – иметь возможность носить бойфренда в сумке и в кино платить только за один билет. А потом добавляет, что будет еще круче, если к голове приделать iPod.
Получив один из подарков от родственников, героиня замечает – этот, мол, они явно подглядели в ее Wish List’е на Amazon.
В списке интересов последнего босса – страшного урода, чего уж скрывать – можно найти имя режиссера М. Найт Шьямалана. Сам босс – это, конечно, Элвис Прэсли в больной и извращенной фантазии.
В битве с предпоследним боссом Ник в какой-то момент говорит: «Это шоу «Подстава», так не бывает! Когда появится Эштон Катчер?!»
Название Сан-Ромеро – это, конечно, дань уважения режиссеру Джорджу Ромеро.
Наконец, первые слова Ника после попадания в виртуальную реальность: «Things just got all Commodore 64!»

Lollipop Chainsaw создавался в сотрудничестве с Warner Bros. и компанией Kadokawa Games – с последней у Суды контракт на два проекта. Это уже черт знает какая попытка скрутить гений японского геймдизайнера в печатающую деньги машину; ни одна до этого не удалась, и испытывать терпение крупных издателей (привет, Electronic Arts) и дальше для Grasshopper Manufacture, как минимум, неразумно, а то и вовсе опасно. Суда отчаянно пытается повторить то, что ему почти удалось в No More Heroes, – сделать так, чтобы об игре говорили, ее уважали и ценили. Однако как ориентир он почему-то выбрал треш, и маркетинговую кампанию ему сочинили соответствующую. Если бы не сексапильная чирлидерша и Джессика Нигри (тоже гений – правда, пушапа), то вряд ли кто-нибудь обратил бы внимание на эту гиковщину – достаточно посредственную, чего уж скрывать.

Платиновые монетки очень нужны, поэтому лучше стараться убивать одновременно больше зомби. За семь дают ачивмент.

На старости лет любимец публики решил сочинить школоло-оперу о не самой умной блондинке, но выстрелить при этом в американскую культуру кинематографа и музыки конца семидесятых и начала восьмидесятых. Пропащее время здесь запечатлено превосходно, но этого мало, и все совсем не то. Тот факт, что он не умеет делать «нормальные» (современные, да хотя бы просто удобные) игры ни для кого удивлением стать не должен. Но вот что он сможет ограничиться плоскими шутками и пространными намеками – это, конечно, страшное предательство. И дело даже не в том, что Lollipop Chainsaw плохая игра – а она, скажем так, довольно унылая и скучная – но в том, что градус безумия тут до обидного низкий. «По вершкам» – это совершенно не то, чего ожидаешь от GHM. К сожалению, именно так все и получилось.

Наличие во вселенной игры третьего мира подразумевает… сиквел?

Сам по себе образ Джульетты Старлинг довольно симпатичный: как «актриса», она идеально подходит отведенной для нее роли. С другой стороны, абсолютно все действующие лица здесь находятся на своем месте. Бедняга Ник, который здесь плохо справляется с функциями Джонсона из Shadows of the Damned (он по сюжету и не должен, но концепция обязывает говорить что-нибудь смешное – и у парня это получается крайне редко), отец семейства, полоумные сестры, мама, которая «научила женщин Старлинг с гордостью носить вагины» – это милые и актуальные типажи, и как персонажи они не лишены интересных или забавных черт. Ну, одной-двух. И этого мало: придумать сатиру, пародию и майндфак, в котором не было бы ни одного по-настоящему запоминающегося героя, – это провал.

Вопреки надеждам, гиковство в Lollipop Chainsaw мимолетнее и необременительное.

Это вообще-то неправильно – хвалить игру за то, что в ней есть какие-нибудь чумовые, дикие боссы, и, принимая это во внимание, закрывать глаза на множество серьезных и не очень недостатков. Но раньше Суде удавалось сделать так, что, например, линия Трэвис-Сильвия отпечатывалась в памяти и дробилась на эпизоды, которые хотелось пересматривать снова и снова. Можно вспомнить и встречу с Харви Моисеевичем Володарским, и песню в исполнении Dr. Peace. Да хотя бы того же Хелтер Скелтера, даже несмотря на то, что на экране он продержался всего несколько секунд. Здесь же, во-первых, самих боссов не так чтобы много. Когда встречаешь первого – панка – появляется надежда на то, что дальше будет лучше; но уже на втором уровне оказывается, что идеи тут отработаны как-то наполовину и без энтузиазма. Ну, да, есть тут летающий корабль викингов с, кхм, викингом. И что дальше? Есть тут и грязная зомби-хиппи, которая сама по себе, может быть, и хороший противник, яркий, да только битва с ней совершенно чудовищная – скучная, монотонная, предсказуемая.

Боссов мало, и далеко не каждый производит действительно сильное впечатление.

По мере прохождения никак не можешь поймать фокус истории, понять, в чем же поинт. Вот есть героиня-красотка, которую используют как положено: тут она спортивными трусами сверкает, там говорит бойфренду, что переспала бы с зомби, если бы тот подарил ей цветы (шутка, хихихи), потом внезапно крутится на шесте, как заправская сами знаете кто. Но смысл все равно ускользает, потому что первая идея, которая приходит на ум, здесь никак не выражена. Если вы искали секса, пошлости и прочего в Lollipop Chainsaw, то придется вас разочаровать. Это такое софткор-отражение No More Heroes в кривом зеркале, из которого убран весь социальный и прочий подтекст. Смысловая нагрузка минимальная; ее не хватает даже на то, чтобы выставить Джульетту секс-символом в видеоиграх в этом году. Ей-богу, с этой задачей лучше справляется все та же Джессика Нигри. Особенно в той рекламе, где ее продают как секс-игрушку трем гикам.

Зомби? Собственно, это и не задумывалось как пародия на фильмы, скажем, Ромеро (что тоже довольно странно и неправильно). Ожившие мертвецы здесь нужны для массовки – безликие противники, на которых не обращаешь внимания уже спустя полчаса. Это немного обидно, потому что зомби обыгрывают определенные субкультуры, клише и прочее. Есть что-то необъяснимое, что вызывает восторг, когда Джульетта отпиливает голову говнорокеру, а по экрану в это время расползается радуга и сердечки. Собственно, в попытке объяснить идею игры, основную задумку, Суда так и сказал: «Однажды я пошел в туалет и вдруг подумал о том, как на месте отрезанной головы зомби поднимается радуга». Риторика, сходная с тем же No More Heroes (тогда он говорил, что с помощью игры «очистился от шлаков»; это мягкое изложение того, что он сказал на самом деле), между прочим. Но не суть. Тут главное понять вот что: зомби не занимают все внимание игрока, и вообще эфирного времени им уделено до обидного мало по сравнению с той же Oneechanbara. Сопутствующей зомби-экшнам расчлененке, кровавым брызгам и прочему, соответственно, тоже.

Возникает ощущение, что GHM изучали историю зомби в современных видеоиграх сквозь замочную скважину. Увидели там, например, Dead Rising и систему взаимодействия с выжившими. Тяп-ляп – и вроде бы появился свой аналог, но какой-то кривой: выживших не очень-то много, спасать их особого резона нет (если только вы не стараетесь ради хорошей концовки), да и само спасение сложным назвать не получается. Есть человек в беде – значит, надо просто убить всех разложившихся гадов вокруг, чтобы ему стало спокойно на душе. Примерно в одном случае из десяти вместе с драгоценными монетками они одаривают игрока забавными фразочками. Скажем, один из учеников говорит: «Ух, спасибо, Джульетта! Сегодня ночью обязательно на тебя передерну!» Если спасти одну из студенток, то она может сказать: «Ух! Мне пора сменить тампон!» Или: «Эти зомби стянули трусы с моей жопы!» Весело? Нет, серьезно, весело?

Зомби, кстати, тоже разговаривают – и очень охотно. В самом начале одна зомби-школьница перепрыгивает забор и обращается к Джульетте: «Я бы легла под твоего отца!» Это вполне в стиле True Blood и вроде как даже вписывается в хрупкую атмосферу безумия, которая тут имеет конструкцию карточного домика, выставленного на всеобщее обозрение во время торнадо. Что совершенно вылезает за рамки разумного, так это идиотические приколы зомби во время каждого их появления на экране. Выступление летающих мертвецов сопровождается фразочкой в духе: «Мне хочется посрать!» Из сарая выпрыгнул жирный дебил и сказал: «У меня геморрой!» В такие моменты хочется схватиться за голову. Зачем, зачем вот это безвкусное, безыдейное, бесхитростное, просто несмешное не пойми что? Даже в треше ради треша приходится быть изобретательнее – но тут, простите, какая-то совсем уж неловкая стыдоба. Вспомните Shadows of the Damned: там сценарий был написан с таким чутким вниманием к репликам персонажей, что буквально каждая фразочка вызывала приступ смеха, если не истерику. Здесь же две трети сценария все равно что были оставлены пустыми. Впрочем, если бы так! А то приходится краснеть.

Момент знакомства с отцом семейства – один из самых забавных в игре.

К топографии Lollipop Chainsaw тоже остается много вопросов. Во-первых, вот эта совершенно кошмарная и идиотская разбивка повествования на несколько длинных уровней-эпизодов – худшее решение, которое только можно было вообразить. Уровней тут всего пять, плюс есть пролог и что-то вроде заключительного эпизода. Прохождение одного уровня занимает в среднем около сорока минут, причем мидбоссов тут нет. Максимум, на что можно рассчитывать, так это на несмешные и невеселые пародии на спортивные игры – баскетбол и бейсбол.

Уровни затянутые и утомительно скучные, но это можно было вытянуть за счет сеттинга. Со вступлением все понятно – школа, все дела, обмотанные взрывчаткой ученики и зомби-учителя, призывающие «учиииииииииииииииитьсяаааа» и «деееелать сраааааааааааную домааааашку». Но после первого босса-панка («панки уже точно мертвы, чувак») все внезапно катится под откос. Сначала пытка вроде как «гоночным» уровнем, затем – вызывающее зевоту турне по сельской местности.

Откровенно говоря, именно третий эпизод больше всего вопросов и вызывает. Он вообще никакой: монотонный – комната с зомби, бежим вперед, комната с зомби; несмешной, нелогичный, какой-то высосанный из пальца. Несколько смешных шуток про коровий расизм, какая-то стыдоба про немецкое порно – и множество кретинских ситуаций с отстрелом падающих валунов. Есть там, правда, забавное упоминание дурмана: несколько раз Джульетта разрезает огромный гриб, и в наркотическом сне видит курицу-переростка, которую, конечно, тут же обезглавливает. Когда второй раз робоцыпов появляется уже три, Ник как бы между делом замечает: «Это страшный сон полковника Сандерса!» Очнувшись, чирлидерша обнаруживает себя за рулем комбайна в поле – и под «You Spin Me Round» Dead or Alive уничтожает стада зомби. Первый раз недоумеваешь: песня-то крутая, но зачем использовать ее так безыдейно и бездарно? После второго пробуждения Ник заводит разговор о легких наркотиках, и атмосфера вроде как оживает, но буквально на несколько секунд – оставшиеся пять минут придется нарезать круги по полю, слушать повторяющиеся реплики героев (иногда по три раза в минуту) и стараться полностью сосредоточиться на песне. You spin me right round, baby, right round, like a record baby, right round, round, round…

Ближе к финалу Ник начнет комплексовать и дуться, но дурехе Джульетте все нипочем – она верит в любооооовь, кхм.

Примерно таким же разочарованием оказывается эпизод в центре развлечений, находящемся в здании в форме огромного игрового автомата. Тут не так много шуток про геймеров, и ни одну из них не захочется воспроизвести потом в разговоре с друзьями. Сама идея чередовать скучные эпизоды – с рубкой зомби – и виртуальную реальность хороша, но ничего круче прошлогоднего трипа в Saints Row 3 в этом смысле пока никто не придумал. Суда почему-то отнесся к этому крайне неизобретательно: что к пародии на Pac-Man, что к злосчастному уровню на поднимающейся гондоле. Тут не чувствуется никакой ИДЕИ; автору будто и не хочется говорить на эту тему – вот наспех сделанная игра в игре, все как вы любите, наслаждайтесь. И опять же, спасает музыка: во время того же подъема играет «Empire State Human» британской группы The Human League, и это расслабляет. Я прошел игру за один присест, но совершенно точно могу сказать, что если бы не вот это выстукивающее «tall tall tall» в ушах, то на четвертом уровне я бы взял недельный перерыв – уж больно пресно. В том же killer7 вставки с видеоиграми внутри видеоигры выглядели значительно лучше и злее, что ли. Да что там – в одном из эпизодов третьего сезона Community создателям удалось лучше передать саму идею «видеоигры» со всеми забавными казусами. Здесь же они нужны примерно как встроенный в бензопилу Джульетты телефон (тоже, кстати, бездарно реализованная идея) – круто было, что в No More Heroes герою звонила Сильвия и говорила всякие безумные вещи, так пусть и здесь будет. Сказано – сделано, а толку – ноль. Тот факт, что Джульетте звонит мама и говорит глупые вещи, может вызывать улыбку в лучшем случае в самый первый раз, а дальше – это какое-то вымученное выступление Петросяна на сцене перед таджиками: никто друг друга не понимает и перспективы мероприятия сомнительные, и очень хочется, чтобы все это поскорее закончилось. Нет, я бесконечно рад, что у Суды появилась возможность использовать в своих видеоиграх хорошие песни целиком, а не только их названия. Но что с ними делать он, кажется, пока плохо представляет.

Довольно спорно в этом свете выглядит и босс четвертого уровня – «фанкующий» чернокожий зомби, говорящий через автотюн. Джульетта все время просит этого «извращенца» перестать издеваться над Стивеном Хокингом, потому что он уважаемый и умный человек, но для играющего это плохая комедия. Учитывая тот факт, что чернокожий фанат изменения голоса появлялся на экране в прошлом году – в Saints Row 3 – и там, возможно, выглядел не так эффектно, но разговаривать с ним было всяко интереснее. Кроме того, сам эпизод с пародией на компьютерные игры в SR3 так никто и не переплюнул, а ведь, казалось бы – и то, и другое комедия и трешак, и никаких ограничений в принципе не существует.

Разумеется, и раньше желание Суды запихнуть как можно больше самых разных идей в игру вызывало противоречивые чувства. Дай бог пятьдесят процентов «крутых задумок» были удачными. Однако в случае с Lollipop Chainsaw комедийная составляющая хромает на обе ноги. Беззубые, бессильные попытки выдавить из играющего смешок добиваются своего до обидного редко, все остальное время вытворяя безумие будто за звуконепроницаемым стеклом, когда кривляния хорошо видны, но припадок это или пантомима, никто точно сказать не может. Все это неправильно, и от разочарования так просто избавиться уже не получится. Тут есть просто изумительные решения: дизайн, графика (в смысле, иллюстративный ряд), очень достойное озвучение персонажей, безумно крутой саундтрек, наконец, просто богатый культурный фон, но совершенно не чувствуется влияние «безумного японского разработчика», который мог шокировать, удивлять и заставлять игроков плясать под свою дудку. Lollipop Chainsaw во всех смыслах – простая, примитивная и предсказуемая треш-игра, в которой интересное, уникальное и оригинальное утопает в болоте посредственности. Если Grasshopper Manufacture хочется добиться признания западной аудитории (и заодно хороших продаж), то лучше компанию переименовать уже сейчас – потом будет сложно объяснить, как артхаус скатился к пристыженному бормотанию на тему всего ни о чем.

Евгений Закиров
Рецензия из журнала “Страна Игр” 08(336), август 2012 года

3 комментария

Популярные

18+ ЗАПРЕЩЕНО ДЛЯ ДЕТЕЙ