Свяжитесь с нами

Игры

У Konami на дне все хорошо

Для Konami Silent Hill и Metal Gear Solid никогда не были надежным источником доходов.

Дэвид Хейтер вернулся к роли Солида Снейка, но есть один нюанс: это Солид Снейк из порта игры Super Bomberman R с Nintendo Switch на PlayStation 4, Xbox One и PC. На E3 2018 компания Konami анонсировала новую игру, но это Hyper Sports R для Nintendo Switch. Футбольный симулятор PES от Konami, годами сражавшийся с FIFA от EA (и иногда побеждавший), получил лицензию на Российскую премьер-лигу, но потерял лицензию на Лигу Чемпионов. В Японии время от времени вспыхивают отголоски скандального ухода Хидео Кодзимы: оказывается, Konami внесла в черные списки всех бывших сотрудников Kojima Productions и мешает им при устройстве на новую работу. У Konami все очень плохо. Или нет?

Если посмотреть на финансовые отчеты компании, несложно заметить интересный тренд. Прибыль Konami (смотрите строчку Net Income) упала до минимальных значений в 2014 году, и затем каждый год росла. Результаты в 2018 году – и вовсе лучшие в истории компании. Напомню, что Metal Gear Solid V: The Phantom Pain вышла в 2015 году, и ее разработка обошлась примерно в 80 миллионов долларов (большая часть которых была потрачена в 2013-2015 годах – отсюда и падение прибыли). Игра, к счастью, окупилась (вскоре после старта Konami подтвердила, что продано больше 6 млн. копий – можете сами посчитать сборы), но американские горки в финансовых отчетах – совсем не то, что хотят видеть инвесторы. Им не нравятся слишком дорогие, рискованные проекты, судьба которых зависит от того, понравятся ли фантазии одного конкретного геймдизайнера массовой аудитории. Именно поэтому от всех AAA-проектов Konami остался один только Pro Evolution Soccer, да и у того проблемы.

Что же мы потеряли? Обычно Konami ассоциируется с Silent Hill и Metal Gear Solid, но стоит напомнить, что это по-настоящему великая японская компания, один из основателей современной индустрии видеоигр, вроде Sega или Capcom. Ее бэк-каталог очень разнообразен. Для многих геймеров увлечение играми началось со скроллшутера Contra. Castlevania подарила половину названия жанру “метроидваний”. Даже те самые “Черепашки-ниндзя” из детства – тоже игра от Konami, созданная японцами. Танцевальные аркадные автоматы Dance Dance Revolution стали частью современной массовой культуры, их можно увидеть в кино и музыкальных клипах. У Konami были собственный JRPG-сериал Suikoden и TRPG-сериал Vandal Hearts. Она выпускала визуальные новеллы, рэп-караоке, игры по мотивам аниме и кино. Konami даже была издателем экшна Blades of Time московской студии Gaijin Entertainment и поручила шутер Coded Arms: Contagion питерской студии Creat. У нее есть собственный аналог Pokemon – видеоигры и карточные игры по медиафраншизе Yu-Gi-Oh!

Но на чем Konami зарабатывает деньги сейчас? У всех или почти всех крупных японских издательств есть темная сторона – деньги от игорных автоматов. Время от времени западная пресса открывает для себя порталы на эту темную сторону: например, пишет об игорных автоматах по мотивам Silent Hill (что в отсутствие нормальных Silent Hill кажется издевательством). В финансовых отчетах Konami указаны четыре сегмента деятельности: Digital Entertainment, Health & Fitness, Gaming & Systems, Amusement. Digital Entertainment – это и есть игры (включая и консольные, и мобильные). Health & Fitness – внезапно сеть фитнес-центров. Gaming & Systems – автоматы для азартных игр (кроме патинко это еще и обычные однорукие бандиты, которые Konami производит для североамериканского рынка). Amusement – развлекательные игровые автоматы (как Dance Dance Revolution). Так вот, две трети прибыли генерирует именно Konami Digital Entertainment (остальные три сегмента – примерно на одном уровне). Не азартные игры – хорошая новость.

К сожалению, Konami Digital Entertainment зарабатывает и не на тех играх, о которых мы слышали. Даже не на Metal Gear Survive. Основной бизнес Konami – условно-бесплатные мобильные игры, вроде Tokimeki Idol или Quiz Magic Academy Lost Fantarium, Jikkyou Powerful Puroyakyu, Yu-Gi-Oh! Duel Links, Pro Evolution Soccer 2018 и PES Club Manager (последние две игры – возможно, и есть настоящая причина, по которой Konami продолжает выпускать и “большой” PES; так проще получать лицензии). Все эти проекты очень удобны с точки зрения бизнеса: расходы на производство относительно невелики, соотношение прибыли и инвестиций отличное, а если с доходами что-то не так, можно быстро поправить игру или же принять решение о ее закрытии. Нет никаких физических копий и рекламных кампаний с плохо измеримым эффектом, не надо тратить сто миллионов долларов сейчас, чтобы через пару лет получить вдвое больше или меньше. По-хорошему, Konami могла бы давно и вовсе прекратить работу над платными играми для PC и консолей: не очень понятно, зачем вообще было выпускать Super Bomberman R и анонсировать римейк Zone of the Enders: The 2nd Runner (игры Хидео Кодзимы!), зачем тратить силы на Hyper Sports R? На всякий случай, чтобы сохранить ноу-хау по консольной разработке и не увольнять людей? Или это просто настолько дешево, что по экономическим параметрам сравнимо с мобильными играми?

Неочевидный, но полезный факт: Konami (в отличие от других крупных японских компаний) уже лет десять не зарабатывает на играх, которые регулярно упоминаются в профильной прессе и обсуждаются core-геймерами. Все Silent Hill – и хорошие, и плохие – продавались плохо (самая успешная – первая часть с тиражом в 1.6 млн. копий). Та же история – с Castlevania и, в общем, всеми известными сериалами Konami, кроме Metal Gear Solid (да и он – далеко не Call of Duty). До появления условно-бесплатных мобильных игр, Konami зарабатывала на условно-бесплатных браузерных играх и условно-бесплатных социальных играх с названиями, вроде Dragon Collection или Million Paradise. А еще выпустила шестьдесят игр по бренду Yu-Gi-Oh! Не то чтобы другие компании поступали иначе – в японских чартах на iOS есть игры Bandai Namco, Square Enix, Nintendo (речь о Fire Emblem Heroes) – но только Konami так четко расставила приоритеты.

В таких условиях довольно странно мечтать о том, что Konami вернулась к производству традиционных видеоигр. У Konami нет крупных AAA-сериалов, на которых можно гарантированно заработать, нет собственных Resident Evil и Monster Hunter, Final Fantasy и Dragon Quest, Tekken и Tales of. О чем тогда можно мечтать? О римейках старых игр? На самом деле, стоит обратить внимание вот на что: Konami для собственных мобильных игр почти не использует бренды от игр нормальных (Capcom и Square Enix не стесняются превращать Final Fantasy или Breath of Fire в упрощенные бесплатные RPG микротранзакциями). У Konami есть опыт производства Metal Gear Rising: Revengeance на стороне. Так почему бы не продать целиком то, что компании не нужно, что она не рассчитывает использовать сама, на чем не умеет или не хочет зарабатывать? Почему бы не продать права на Metal Gear и Zone of the Enders, Silent Hill и Castlevania? Всем от этого было бы только лучше.

Константин Говорун

Сказать спасибо:

39 комментариев

Популярные

18+ ЗАПРЕЩЕНО ДЛЯ ДЕТЕЙ