Свяжитесь с нами

Игры

Soul Calibur и культурная апроприация

Не только русских показывают в играх неправильно.

Когда этим летом Bandai Namco объявила, что в новой Soul Calibur VI вернется Талим, мой любимый персонаж, я обрадовался очень сильно. Когда я решил написать об этом текст, то сообразил: все, что я знаю о Талим, – набор боевых приемов. И это не очень хорошо.

Дело в том, что правильная современная видеоигра предлагает не только собственно игру, но и культурно-историческое путешествие в другую страну и другую эпоху, реальные или же выдуманные. Хрестоматийный пример – это, конечно, Assassin’s Creed, но на самом деле даже в откровенно фэнтезийных и фантастических историях видны отсылки или к сеттингам-первоисточникам, или к классике фантастике и фэнтези. Действие файтинга Soul Calibur VI происходит на Земле, и несмотря на очевидно выдуманные детали (вроде живого меча с глазом), авторы берут за основу реальные страны и реальные виды оружия. Вроде бы берут, но не совсем.

Талим – филиппинка. Более того: самый популярный персонаж-филиппинец в истории индустрии (да и всего их было немного: еще Джози Ризаль из Tekken 7 и несколько персонажей Front Mission 3). Современные Филиппины – христианская страна, но Талим – последний бабайлан деревни, то есть жрица анимистического культа ветра. Она сражается парой elbow blades (тонфа с лезвиями), а ее движения напоминают об эскрима – национальном боевом искусстве Филиппин. Правда, в эскрима бойцы обычно сражаются на палках или ножах, тонфа ассоциируется скорее с Японией (а еще точнее – с Окинавой), названия приемов Талим коренные филиппинцы называют бессмысленным набором слов, а ее костюмы – столь же бессмысленным смешением элементов традиционной одежды. Ну, примерно как в голливудских фильмах о Древнем Египте на мужчин любят напяливать традиционные женские колпаки. Собственно elbow blades, как указано в игре, – ритуальные ножи жрицы, которые не предназначены для боя (но Талим научилась). Вот только поиск по выражению “elbow blades” находит только страницы с описанием Soul Calibur, и перепроверить эти слова сложно.

Все это еще цветочки: образ Джози Ризаль (которую назвали в честь Хосе Ризаля, национального героя Филиппин) правительство Филиппин и вовсе требовало отредактировать. Поэт и художник Адонис Дурадо объяснил проблему так: “Ни в одежде, ни во внешнем облике Джози Ризаль нет ничего филиппинского. Если ее стиль боя – эскрима, то где палки? Так что ее как бы филиппинское имя – это просто бессмысленная отсылка”.

Что это напоминает? Разумеется, нелепую репрезентацию России в играх. Например, в недавнем фильме “Красный воробей” героиню-русскую зовут Доминика. Это было настолько дико, что в российском прокате ее переименовали в Веронику. Нетрудно догадаться, что если сценаристы не могут придумать для русских даже нормальные имена, то все остальное – еще хуже. Нам все очевидно про Россию, но стоит задуматься вот над чем: почти все нации в кино и играх (кроме американцев, японцев, французов, немцев, итальянцев, испанцев и британцев) представлены через задницу, только мы не можем это распознать.

Такое искажение из-за невежества, к сожалению, никого на Западе не волнует. Работая над рецензией на Max Payne 3 я, кажется, был единственным журналистом, который догадался поговорить с коллегой из Бразилии и взять у него комментарий о достоверности игры. Более того: бывает так, что правда не то чтобы даже не интересует – наоборот, ее требуют переписывать под современные представления о справедливости (достаточно вспомнить претензии к Kingdom Come: Deliverance). Обычно речь идет о расизме, но не только.

Расизм, кстати, в Soul Calibur тоже есть: эксперты заявляют, что цвет кожи Талим в четвертой части светлее, чем в третьей, – этот грех называется whitewashing. Авторам можно не бояться: так как они японцы и тоже считаются POC (person of color), то им невозможно ничего предъявить (во всяком случае, пока). Но русской девушке-косплееру за костюм Талим лучше не браться – иначе она совершит грех blackfacing и будет забанена на западных площадках.

Более сложная концепция – культурная апроприация, то есть заимствование членами одной культуры элементов другой культуры. Когда европейская девушка, например, надевает этническое платье, вдохновленное африканской или индейской культурой, – это культурная апроприация. Когда американец играет на японском музыкальном инструменте, – это тоже культурная апроприация. И это плохо – так принято считать в наше время на Западе. К слову, Ubisoft уже много лет нашла идеальную защиту от обвинений в апроприации – фраза о том, что “игру создавала команда людей разных национальностей, религий и гендеров”. Если компания делает игру о Непале, то наверняка хотя бы один непалец или хотя бы индус в команде есть, а раз так – все можно.

Зато Soul Calibur – и есть типичный пример культурной апроприации. Персонажи игры – немцы, испанцы, китайцы, корейцы – это, конечно же, заимствование японцами элементов чужой культуры. Зигфрид из Soul Calibur – это не рыцарь Священной Римской Империи из учебников по истории Германии, а средневековый рыцарь из представлений японского дизайнера. Точно так же Талим – японский закос под филиппинку, а тонфа с лезвиями ей вручили просто потому, что в представлении японцев это логично и нормально. Но им это пока можно – потому что обвинять POC в культурной апроприации не принято.

Я очень люблю Талим, и мне, в общем-то, все равно, насколько этот персонаж достоверен. Мне нравится ее жизнерадостность, ее позитивные реплики и, конечно же, я обожаю ее боевой стиль. Она быстро атакует, ловко уклоняется, четко контролирует дистанцию и может легко запутать любого соперника. В каком-то смысле Талим – это как роллы Калифорния в японских ресторанах: на самом деле, это американское блюдо, но все равно ведь вкусно.

Другое дело, что абстрагироваться от национальностей персонажей игр и кино, невозможно. Вам рассказывают неправду – осознанно (редактирование истории под текущий политический момент) или случайно (невежество или культурная апроприация) – а вы это запоминаете. Именно так рождаются и подпитываются лживые мифы и стереотипы. Именно поэтому в России убеждены, что роллы – это японская еда, а саке – это рисовая водка. А еще: разве бы Талим стала драться хуже, если бы ее вооружили традиционным филиппинским ножом? Стала бы игра скучнее, если рассказала бы мне больше о филиппинском анимизме? Впрочем, даже если бы и рассказала, стал бы я этому рассказу доверять, смог бы отличить от лжи? Нет – и это, конечно, печально.

Константин Говорун

Сказать спасибо:

30 комментариев

Популярные

18+ ЗАПРЕЩЕНО ДЛЯ ДЕТЕЙ