Свяжитесь с нами

Игры

Metroid: «Чужие» по-японски

История сериала Metroid. Полезно прочитать перед показом Metroid Prime 4.

Когда речь заходит о Nintendo, не упомянуть Сигеру Миямото невозможно – начинает казаться, что неутомимый генератор идей успел приложить руку чуть ли не к каждой мало-мальски толковой разработке компании. И тем не менее, у истоков одного из самых выдающихся «нинтендовских» сериалов он не стоял.

Cередина 80-х. Игры Миямото настолько удачны, что в «большой N» формируют новую команду разработчиков специально для воплощения его замыслов. Мастер cоздает несколько проектов совместно со своим наставником, Гунпеем Ёкоем (Excite Bike, Ice Climbers), но затем их пути расходятся: Research & Development 4 под руководством Миямото занимается Super Mario Bros. и The Legend of Zelda, а возглавляемая Ёкоем R&D1 берется за не менее сложное задание – сделать что-то оригинальное, успешное и вместе с тем абсолютно не похожее по стилю на творения вездесущей звезды геймдизайна.

И действительно, Metroid – словно антипод произведений Миямото. По контрасту с ярким «Марио» и вызывающей ощущение свободы и приключений «Зельдой» Metroid серьезна, мрачна, вызывает клаустрофобию, показывает чужой и агрессивный мир, где поддержки ждать неоткуда. Недаром руководивший разработкой Ёсио Сакамото – большой поклонник триллеров! Да и имя одного из боссов – Ридли – недвусмысленно намекает, чем вдохновлялись создатели.

Ёсио Сакамото, главный идеолог Metroid.

Слово «мир» употреблено в предыдущем абзаце не случайно. В то время в абсолютном большинстве игр вселенная ограничивалась одним экраном, за которым ничего не существовало (иногда можно было даже отправить врага в небытие, просто подвинув немного камеру). В Metroid же обширные лабиринты планеты Зебес не просто позволяли – требовали, чтобы в каждый уголок заглянули и не один раз. Только так удавалось прокачать героя и получить новые способности. Те, в свою очередь, не только давали преимущество в бою, но и открывали путь к доселе недоступным уровням, и для многих последующих выпусков сериала этот принцип превратился в основополагающий. То есть, хотя на первый взгляд Metroid казалась обычным платформером, она стала первой ласточкой жанра action-adventure.

Первая часть Metroid изначально вышла для Famicom Disk System, на которой предусмотреть систему сейвов было легко. При портировании на NES, однако, пришлось перейти на систему паролей. Занимающийся переносом Тору Нарахиро ввел кодовое слово, дававшее доступ в этакий дебаг-режим (начало игры со всеми апгрейдами и бесконечным запасом ракет и здоровья), – «NARPAS SWORD», где «NAR», скорее всего, было отсылкой на его фамилию. Другой пароль заинтересовал фанатов не меньше: введя код «JUSTIN BAILEY», можно было играть за Самус в купальнике из самой труднодоступной концовки! Всяческие слухи о том, кто есть Джастин Бейли, ходили долго. Среди разработчиков такого человека не оказалось, и поклонники предположили, что это словосочетание на самом деле означает «just in bailey», то есть, «только в купальнике» (поговаривают, что существует такое выражение в английском сленге). Пароль со временем превратился чуть ли не в легенду индустрии. Так, некоторые стали называть «Джастином Бейли» тот самый костюм, что открывается с помощью этого кода. А в «честном» клоне «Метроида» Shadow Complex самый лучший титул, доступный игроку, – Jason Bailey. А вот еще ряд забавных работающих паролей из Metroid: «gunpei yokoi? X11111 XXXXXX», «some-1 set-up us-the B0MB11» (с нулем в последнем слове) и потрясающий «ENGAGE RIDLEY MOTHER FUCKER».

Нельзя не упомянуть людей, сделавших появление Metroid возможным. Помимо продюсера Гунпея Ёкоя и главы проекта Ёсио Сакамото в работе принимали участие композитор Хирокадзу «Hip» Танака (автор мелодий из Donkey Kong, Balloon Fight, Duck Hunt, Dr. Mario и Fire Emblem), а также сценарист Макото Кано и дизайнер Хиродзи Киётаке. Именно эти двое придумали облаченного в оранжевую броню протагониста, который, пожалуй, ничем бы особенно не запомнился, не приди одному из разработчиков в голову мысль: «А ведь забавно было бы, если б оказалось, что внутри скафандра – женщина».
Таким образом, «по приколу», появилась на свет Самус Аран, первая видеоигровая Героиня с большой буквы. Девушка на ведущей роли, не беспомощная, а готовая постоять за себя, стала настоящим откровением для геймеров середины 80-х.

Правда, тогда, в далеком 86-м, вовсе не сразу выяснялось, кого скрывает скафандр. Англоязычная инструкция (в японской версии половой вопрос был умело обойден) прямо утверждала, что герой – мужчина. Прохождение выглядело так: Самус исследует подземные коридоры планеты Зебеса, пополняет арсенал и побеждает дракона Ридли, а также пузатое чудовище Крэйда. В итоге она обнаруживает логово метроидов – летающих паразитов, которые высасывают жизненную энергию из своих жертв. Первый разрыв шаблона случался уже после убийства последнего босса – Mother Brain, предводительницы злобных космических пиратов, вознамерившихся использовать метроидов в своих корыстных целях. Вместо поздравлений на экране отображался таймер и когда отведенное время заканчивалось, весь лабиринт взлетал на воздух. Выбравшись вовремя, игрок достаточно быстро переживал второй шок, когда Самус снимала костюм и оставалась в одном купальнике. В последующих выпусках пол героини уже не скрывали, а ее женственность подчеркивали более сильно, но при этом никогда не скатывались до пошлости.

То самое руководство к западной версии Metroid.

Сиквел последовал нескоро – через целых пять лет. И, увы, идеи, заложенные в оригинале, не развил: к началу 90-х подоспел Game Boy, еще одно детище Гунпея Ёкоя, и силы R&D1 были брошены на создание игр для новой платформы. Metroid II: Return of Samus украсила библиотеку Game Boy, но для сериала это был шаг назад. Не только в плане графики и звука (в этом действительно стоило винить портативную платформу), но и в отношении геймплея. Во второй части Самус поручили устроить тотальный геноцид метроидов на их родной планете (создатели, очевидно, посмотрели «Чужих» Кэмерона): расправы с желееобразными монстрами превратились в ее наиглавнейшее занятие. В итоге игровой процесс стал гораздо более линейным: к очень многим локациям проход не открывался до тех пор, пока не погибало определенное количество метроидов.

Финал, впрочем, традиционно преподносил сюрприз: расправившись с королевой чудовищных паразитов, Самус сохранила жизнь маленькому метроиду, который принял воительницу за маму. Это ее решение произвело неизгладимое впечатление на Ёсио Сакамото, не принимавшего участие в разработке Return of Samus, однако в той или иной степени контролировавшего создание всех последующих частей. Кто бы ни занимался «Метроидами» в будущем, Сакамото следил за тем, чтобы в образе Самус оставалась толика того сострадания, которое она проявила по отношению к последнему метроиду на SR388.

Жизненный цикл метроидов (Metroid II: Return of Samus).

«The last Metroid is in captivity. The galaxy is at peace» – с таких слов начиналась третья часть эпопеи. О мире во всей галактике, правда, оставалось только грезить: не успела Самус передать малютку метроида в руки ученых, как тут же на лабораторию напал Ридли и унес паразита с собой на Зебес… где чудесным образом воскресла вся троица боссов из первой части. С тем же антуражем, теми же противниками и той же миссией Самус Super Metroid походила на улучшенный и расширенный римейк первой части, однако упрекнуть новинку в этом не получалось. Слишком уж все в ней было хорошо: и графика, и музыка, и атмосфера, и управление, и дизайн. Super Metroid установила высочайшую планку качества для двумерных action-adventure, оставаясь и по сей день эталоном для всех игр жанра. В первую очередь за это стоит благодарить парочку Кано и Сакамото, на энтузиазме и перфекционизме вытянувшую разработку, которую в Nintendo неоднократно порывались прикрыть, ведь она затянулась на огромный по тогдашним меркам срок – два года.

Рипли приходила к королеве ксеноморфов с огнеметом и винтовкой. Самус захватила плазменную пушку и ракеты (Metroid II: Return of Samus).

Продолжая проводить параллели с киноциклом о ксеноморфах, нельзя не упомянуть о близости героини с инопланетными паразитами: в финале Super Metroid вымахавший до внушительных размеров «сыночек» Самус спасает ее ценой собственной жизни от смертельной атаки Mother Brain. Сакамото, выступавший здесь в роли сценариста и режиссера, очень гордился тем, как у него получилось создать достаточно драматические сцены без какого-либо текста вообще. Еще одна его придумка: сбегая с готовой взорваться планеты, героиня может заглянуть в одну из комнат лабиринта и выпустить на волю зверушек (которые затем спасаются на ее корабле). Самус же у нас великодушная, помните?

Оригинальный дизайн крокомайра был таким милым, что игрокам не хотелось убивать босса (Super Metroid).

О чрезмерной сексапильности
В Super Metroid костюм гибнущей Самус раскалывается. Изначально Тору Осава сделал анимацию такой, что в одном единственном кадре барышня оказывалась полностью обнаженной. Разработчикам эта идея нравилась, но потом они сообразили, что в Америке такое не оценят, и «одели» девушку. Озвучивать крик героини взялась Минако Хамано, соавтор саундтрека игры, но мужской коллектив оказался ее работой недоволен – слишком, мол, сексуально это звучало. «В общем, Самус голая, и голос у нее похотливый», – шутит Осава.

После Super Metroid в истории сериала наступило затишье, которое продлилось целых восемь лет. Фанаты желали продолжения, но понимали, что вписать его в сюжетную канву будет нелегко (последний метроид ведь погиб от руки Mother Brain). Сакамото не возражал против сиквела, но, по его словам, для затравки требовалась какая-то хорошая идея, – и вышло так, что никто не придумал, как грамотно реализовать Metroid на Nintendo 64. Тем временем Гунпей Ёкой, руководивший созданием сериала, потерпел фиаско с Virtual Boy, покинул Nintendo и вскоре погиб в автокатастрофе. А Кодзи Игараси скрестил традиционно линейную платформенную Castlevania с адвенчурными элементами «Метроида» и получил Symphony of the Night ­– общепризнанно лучшую игру сериала. После «Симфонии» заимствования настолько укоренились в вампироборческом цикле, что со временем весь жанр двумерных платформенных action-adventure окрестили Metroidvania.

Вверху – скриншот из Castlevania: Harmony of Dissonance. Внизу – череп Крокомайра из Super Metroid. Совпадение или пасхалка от Игараси?

Многолетний перерыв наконец закончился в 2002-м, когда практически одновременно на свет появились аж две части Metroid. Одну из них, трехмерную, продюсировал дотянувшийся-таки до «Метроидов» Миямото – но о ней мы расскажем чуть позже. Вторая же была классической, двумерной, разработанной под руководством Сакамото, который нарек свое творение Metroid IV. И вышла она на подоспевшей к тому времени портативной платформе, по мощности сопоставимой со SNES, – на GBA.

В навигаторских рубках всегда закрыты двери до окончания брифинга. Самус тут как подопытная мышь в лабиринте, самые привлекательные пути в котором быстро перекрываются беспощадными экспериментаторами (Metroid Fusion).

В Metroid Fusion Сакамото-сценарист разошелся не на шутку. Самус впервые заговорила – поначалу ограничиваясь внутренними монологами, а затем и вслух. С героиней произошло самое значительное преобразование, которое только можно было себе представить. Чтобы спасти девушку от «икс»-паразита, внедрившегося в нервную систему, ученым пришлось наделить ее генами метроидов (упоминание Alien: Resurrection тут кажется уже совершенно излишним ввиду полнейшей очевидности). Более того, поручая Самус миссию по истреблению «иксов», Федерация обязывает ее во всем подчиняться указаниям компьютера-советчика – неслыханное унижение для свободолюбивой героини!

Metroid Fusion была весьма толково переведена на русский язык усилиями группы «Шедевр» (http://shedevr.org.ru).

И для многих не менее свободолюбивых игроков, как выяснилось. Гадкий AI, указывающий, куда идти, и нагло захлопывающий двери, ведущие «не туда», напрочь лишил Fusion едва ли не главного, за что фанаты ценили сериал. Право слово, что за Metroid без самостоятельного исследования мира? Обретя наконец-то нарратив, Fusion стала абсолютно линейной, и из-за этого, а также из-за практически не изменившегося арсенала Самус, недовольных четвертой частью хватало.

Человек под ником Stemage (в сотрудничестве с другими энтузиастами) сочиняет потрясающие гитарные аранжировки мелодий из сериала Metroid. Музыкант настолько хорош, что его работы впору сравнивать с The Black Mages! Судите сами: http://MetroidMetal.com.

Впрочем, собственно на сюжет мало кто жаловался. Особый интерес вызвала концовка: выяснялось, что AI-опекун – на самом деле Адам Малкович, бывший начальником героини во время ее службы в силах Федерации, который отдал жизнь ради спасения Самус. Он принимает сторону Охотницы и помогает ей уничтожить всех «икс»-паразитов, не оставляя Федерации шансов использовать их в своих экспериментах (и тем самым поставить под угрозу всю галактику). Вдвоем (не считая зверьков из Super Metroid, расплатившихся со своей спасительницей той же монетой) Самус и Адам оказываются, по сути, врагами всей Федерации – неплохой поворот, не правда ли?

Никакая статья про Metroid не будет полной без фотографий лучшего косплея Самус за авторством Дженни Кельберг из Швеции.

Неудивительно, что поклонники захотели продолжения – однако оно так и не последовало. Сакамото решил переписать уже ставшую канонической историю, или, говоря иными словами, взялся за реткон. Заставив Самус говорить, он вознамерился вернуться к «немой» предыстории и наполнить ее подробностями. На это намекали еще концовки японской версии Fusion, где будущая Охотница тренировалась под началом старцев чозо. За авторством Сакамото вышла двухтомная манга Metroid, предварявшая события первой части игры, а вскоре подоспел и римейк оригинала.

Metroid: Zero Mission (именно так Самус в манге окрестила свою миссию на Зебесе), последняя на данный момент (до выхода Samus Returns, – прим. из 2018) классическая часть сериала, была в целом встречена тепло (правда, некоторые особо упертые поклонники жаловались, что толковая переделка самого первого выпуска уже есть – Super Metroid, до уровня которой Zero Mission все же не дотянула). В отличие от Fusion, она вышла нелинейной и весьма простой: с удобным управлением, новыми приемами в арсенале Самус и расставленными повсюду халявными «лечилками». В конце игроков ждал традиционный сюрприз – когда Охотница уже, казалось бы, покончила с Mother Brain и пиратами, вражеское подкрепление сбивает ее корабль, и героиня, лишившись костюма, вынуждена прятаться от пиратских патрулей до тех пор, пока не найдет запасной костюм среди руин чозо. Стелс на удивление хорошо вписался в геймплей Metroid и внес приятное разнообразие в Zero Mission.

И с тех пор – с 2004 года – двухмерные «Метроиды» больше не появлялись. Из года в год ходили слухи, что разрабатывается новая часть для DS (по информации журнала Game Informer, она должна была называться Metroid Dread), но анонса так и не последовало, и в недавних интервью Сакамото прямо заявил, что никакого Dread никогда не существовало, хотя в Nintendo и обсуждался подобный проект.

Впрочем, не одними двумерными «Метроидами» были сыты геймеры. Вернемся же к упомянутой ранее трехмерной части, вышедшей одновременно с Fusion и разработанной никому не известной техасской студией. Как так получилось?

Уникальный кадр, сделанный на раннем этапе разработки Metroid Prime с перспективой от третьего лица.

История создания Metroid Prime поистине удивительна. В 1999 году Джефф Спангенберг (основатель Iguana Entertainment, известной по Turok), скооперировавшись с Nintendo, создал в Остине компанию Retro Studios и в порыве энтузиазма собрал талантливых разработчиков со всей Америки. На полученные от Nintendo миллионы студия собралась создавать не один, а целых пять проектов для GameCube… и со всеми пятью сразу же начались проблемы. В апреле 2000-го офис посетил Сигеру Миямото, опробовал все игры и остался недоволен. «Это напоминало визит Императора на Звезду смерти», – пожаловался как-то пожелавший остаться неизвестным сотрудник Retro. Несмотря на это, команде доверили новый выпуск Metroid – и вскоре все ее прежние проекты (американский футбол, экшн на машинах, RPG Raven Blade и другие) были закрыты.

Крэйд должен был появиться в Metroid Prime, но дальше моделирования гигантского чудища дело не пошло – разработчикам не хватило на него времени.

Тем временем Спангенберг практически полностью перестал появляться в офисе, приставив к разработчикам надсмотрщиков, начал транжирить корпоративные казенные деньги и заниматься прочими непотребствами. В 2001-м Nintendo надавила на нерадивого начальника, выкупила у него контрольный пакет акций за смехотворный $1 млн. и превратила Retro в свою внутреннюю студию. С тех пор влияние «Большой N» на процесс разработки возросло. Поначалу Metroid Prime задумывали как шутер с видом от третьего лица, но у разработчиков постоянно возникали трудности с камерой и геймплеем, и под влиянием Миямото курс решили сменить. Так и протекало создание «Прайма»: постоянная переписка, регулярные видеоконференции, трудности перевода. Один из бывших сотрудников Retro вспоминает: «Миямото кричал на нас по полторы минуты, а потом переводчик просто говорил «Он огорчен». Создатель Марио впоследствии говорил: «Если я и злюсь, так это только потому, что очень хочу сдвинуть проект с мертвой точки». И вопреки всем ожиданиям, он своего добился.

Ведь, казалось бы, создавшаяся с таким трудом Metroid Prime должна была получиться чем-то совсем несуразным. В конце концов, даже не знающие о внутренних неурядицах в Retro люди, услышав, что «Метроид» делают трехмерной, да еще и с видом от первого лица, торопились поставить крест на любимом сериале. Но когда игра наконец вышла, она превзошла все самые смелые ожидания. «Прайм» оказалась образцовой, практически идеальной адаптацией «Метроида» под 3D. В ней была потрясающая по меркам 2002 года (и до сих пор приличная) графика, отличный саундтрек от Кендзи Ямамото (Super Metroid), а самое главное – столь любимая фанатами свобода исследования огромного открытого мира, который казался настолько живым, что дух захватывало. «Прайм» не превратилась в шутер, как того многие боялись, и осталась action-adventure в той же степени, что и ее двумерные предшественницы. Это отразилось на управлении: игроков не вынуждали все время целиться, достаточно было лишь один раз навести оружие на конкретный объект или противника, как Самус начинала кружить вокруг намеченной жертвы. «Прайм» также сохранила присущую Super Metroid ненавязчивость повествования (от которой сам Сакамото впоследствии отказался в Fusion и Other M): вся обширная предыстория раскрывалась через сканирование многочисленных наскальных надписей, компьютерных терминалов и элементов декораций. За это стоит благодарить Миямото, который на ранней стадии разработки задал авторам вопрос: «А что если бы у Самус была голова жука?» Таким образом именитый геймдизайнер намекал, что различное восприятие реальности может стать частью игровой механики. Это нашло отражение в системе «визоров», позволяющих Самус по-разному анализировать окружение: в Metroid Prime дебютировали сканер, тепловизор и позволяющий видеть скрытое «рентгеновский» режим.

В то время как трехмерные Castlevania выходили не ахти, Metroid Prime вмиг забралась на верхушку топа gamerankings.com, где до сих пор входит в пятерку лучших проектов за всю историю индустрии. На волне успеха Nintendo тут же заказала Retro сиквел. Он последовал быстро – уже через пару лет. Metroid Prime 2: Echoes оказалась сложнее, линейнее и в целом заметно слабее блистательного оригинала. Целостный мир с разнообразными локациями уступил место планете, существующей в двух параллельных измерениях, – Самус приходилось регулярно перемещаться туда-сюда. Во втором «Прайме» впервые появился и мультиплеер – задуманный как экспериментальное дополнение к полноценной одиночной кампании, но на деле оказавшийся достаточно забавным способом времяпрепровождения. Правда, релиз Echoes практически совпал с выходом самой ожидаемой игры того времени (вдобавок со схожим сеттингом и близкой по жанру) – Halo 2, и это пагубно сказалось на продажах.

Пока в Retro Studios готовилась заключительная часть трилогии, состоялся дебют Nintendo DS – первой ласточки «революционного» направления Nintendo. Руководство «Большой N» сочло, что Metroid отлично продемонстрирует уникальные возможности новой консоли, и, раз уж создатели настоящих «Праймов» были заняты, передало разработку портативной версии в руки Nintendo Software Technology, что в Редмонде. Демо Metroid Prime Hunters, озаглавленное First Hunt, вкладывали в первые партии Nintendo DS в Америке и Европе.

Speedrun!
Присущие сериалу нелинейность и зависимость концовок от затраченного времени породила феномен под названием speedrun – прохождение игр в максимально сжатые сроки. Metroid заманивала «гонщиков», обещая показать полуобнаженную Самус; другие игры – нет, но это не помешало «спидраннерам» скрупулезно просчитывать оптимальные маршруты, а затем удивлять геймерское сообщество рекордами. Final Fantasy VII за семь часов? GTA: Vice City за два? Super Mario Bros. за пять минут? Diablo за три минуты с копейками? Звучит невероятно, но это возможно. Проверите сами на сайте http://speeddemosarchive.com.

Полная же версия последовала через полтора года. Как «Метроид» Hunters, прямо говоря, была совсем никудышной: разработчики из Редмонда скопировали великолепные находки коллег из Остина, но толковых геймдизайнеров среди них не нашлось, и поэтому одиночный режим «Охотников» получился без пяти минут провальным. Да и сюжет Hunters не представлял никакого интереса: он не был уместен ни в трилогии Prime, ни даже в основном цикле: в игре даже метроиды ни разу не появились! Зато невиданных высот достиг мультиплеер: семь Охотников с уникальными способностями и разительно отличающейся манерой поведения, множество разновидностей оружия и бонусов, 26 арен, возможность свободно играть с противниками по всему миру через Wi-Fi, встроенный войс-чат и скрупулезно выверенный баланс – где еще такое встретишь на портативках? Не говоря уже о том, что графика в Hunters была и, пожалуй, по сей день остается эталонной для DS. Возвращаться к «красавице», правда, уже не столь приятно: вышла DS Lite, которая лучше «толстушки» во всем, кроме удобства игры в Hunters. Мультиплеерные баталии требуют частого нажатия «шифтов», а в уменьшенной версии консоли это делать совсем не с руки – аж пальцы сводит. Стоит попробовать «Охотников» на DSi XL – может быть, там окажется лучше?

Metroid Prime Hunters стала эталоном, демонстрирующим возможности Nintendo DS.

Между демо и полной версией Hunters вклинилась еще одна сторонняя разработка – Metroid Prime Pinball, пересказ похождений Самус по планете Tallon IV в пинболльном виде. Лучший повод создать пинболл «по мотивам» сложно представить: в конце концов, где еще вы найдете персонажа, умеющего сворачиваться в шарик (ну, кроме Соника, но он и так получил Sonic Spinball на заре карьеры)? MPP удалась на славу: и играть было интересно, и отсылки к первой части радовали.

Самус засветилась во всех трех частях файтинг-сериала Super Smash Bros. В последней – аж в двух ипостасях: в Power Suit и Zero Suit (Super Smash Bros. Brawl). (в сиквеле для Wii U тоже была, – прим. из 2018).

А последняя на данный момент глава космической эпопеи наверняка еще свежа в памяти геймеров: вышедшая на Wii Metroid Prime 3: Corruption показала класс и в графике, и в управлении, и в сочетании традиционного свободного исследования миров с насыщенным событиями сценарием а-ля Fusion, по зрелищности не уступая топовым проектам для «старших» консолей. Она блистательно завершила трилогию от Retro Studios (которую те впоследствии выпустили на одном диске, приспособив первые две части под Wii-управление), оставив игроков в недоумении: что же дальше?
На Е3 2009 было объявлено о заключении еще одного неожиданного союза: для производства следующей части, Metroid: Other M, Nintendo объединила усилия с Team Ninja из Tecmo! У руля встал Ёсио Сакамото и он намерен сделать повествование ярким, как никогда прежде. Действие Other M, по словам самого автора, будет происходить между событиями Super Metroid и Metroid Fusion – то есть, нас ждет еще один мидквел. Остается надеяться на то, что когда-нибудь Ёсио Сакамото перестанет дописывать предысторию и возьмется наконец-то за продолжение приключений многократной спасительницы галактики.

Metroid в картинках

Комиксы сопровождали Самус на протяжении всего существования сериала. Уже в 1986 году к релизу первой части в Японии вышла юмористическая манга, описывающая полное прохождение игры – с советами по убийству боссов, информацией о врагах и полными картами локаций (что, пожалуй, было полезнее всего остального). Самус в ней, да и в мануале к игре, позиционировалась как киборг, причем вполне мужеподобный (концовку авторы манги решили не спойлерить).

Появление полуобнаженных барышень в рекламном ролике Самус собьет с толку любого, кто не знает пола героини (манга Metroid, 1986).

В 1990 году Самус появилась в позорном (как, пожалуй, и все, что выходило в то время по мотивам продукции Nintendo) комиксе Captain N: The Game Master, в котором встретились персонажи множества популярных игровых сериалов. Американцы увидели героиню вовсе не такой, какой девушка представала в манге: она стала жадной, эгоистичной, злобной и вдобавок ко всему влюбилась в протагониста. К счастью, ее не включили в список действующих лиц одноименного мультсериала (немного странно, учитывая, что Mother Brain была там главной злодейкой.

Чуть более любопытны с точки зрения канона посвященные Metroid выпуски Nintendo Comics System (цикле комиксов, куда входили и вышеупомянутый Captain N, и произошедшие в конкретных игровых вселенных истории). В них Самус стала блондинкой (в оригинальной игре цвет ее волос был рыжим, но это можно списать на ограниченную цветовую палитру NES) и впервые встретилась с другим Охотником.

Несчастной Самус постоянно приходится нянчиться с ущербными существами. Например, с мальчиком, думающим, что он взаправду помогает Охотнице (Samus and Joey, 2002).

К японскому релизу Super Metroid вышел небольшой цикл комических четырехпанельных зарисовок из жизни Самус. В ёнкомах часто обыгрывались ее возможность сворачиваться в шарик, любовь к малютке-метроиду, а также клише вроде проваливающихся полов и использования ракет для открывания дверей.

В том же 94 году в журнале Nintendo Power публиковался комикс по мотивам Super Metroid, в котором появились персонажи, впоследствии вошедшие в официальный «пантеон». Среди них – конгрессмен Галактической Федерации Китон и шеф полиции Харди; Охотник Армстронг Хьюстон, одетый на манер Самус и напрашивающийся к ней в партнеры; вырастивший барышню представитель вымирающей расы чозо по имени Старая Птица. Сюжет в общих чертах совпадал с событиями игры (с заметной поправкой на четырех лишних персонажей), а волосы у героини почему-то оказались фиолетовыми.
Собственно, каноничными Китона и Харди сделала манга Metroid, вышедшая перед релизом Zero Mission и сочиненная не кем-то там, а самим Ёсио Сакамото. Она рассказывала всю историю Самус с детства на KL-2 до осуществления кровной мести над Ридли во время миссии на Зебесе (уже в ходе первой части). В двухтомнике достаточно хорошо была показана и Галактическая Федерация со всеми своими проблемами, цивилизация чозо, да и мотивация злодеев казалась убедительной). В Интернете можно найти неофициальный перевод этой манги – не поленитесь, она стоит того.
В первые годы нового тысячелетия в Японии выходила манга «Самус и Джои», рассказывающая, как малолетний хулиган Джои помогал Охотнице бороться с космическими пиратами. Выполненная чуть ли не в SD-стиле и сочиненная какими-то совсем левыми людьми, она особого интереса не представляет.

Самая драматичная сцена Super Metroid в комикс почему-то не попала: здесь последнего метроида застрелил недотепа Харди, не признавший в нем вчерашнего малютку (комикс Super Metroid из журнала Nintendo Power, 1994).

Зато вполне удался нарисованный силами Dreamweave и Dark Horse Comics для журнала Nintendo Power короткий (всего 25 страниц) комикс, вобравший в себя некоторые из наиболее запоминающихся эпизодов Metroid Prime. Авторы поняли, что репликам в «Прайме» не место, и позволили себе лишь чуть-чуть пролить свет на мысли Самус, но не более того. А последней на данный момент книжкой по сериалу является Metroid Prime: Episode of Aether, манга по мотивам MP2: Echoes, выходившая с июля по сентябрь 2005-го в ныне закрывшемся журнале Comic Con Con. Впрочем, там Самус вновь обретает партнеров (на такой планете, как Aether, видеть в числе выживших ребенка и старика ну очень уж странно).

Каноническая хронология

История вселенной Metroid неразрывно связана с расой птицеподобных чозо. Их цивилизация достигла невиданного технологического прогресса, причем не в ущерб духовности, но эти достижения дались орнитообразным дорого: сперва у них атрофировались крылья, затем практически до нуля упала рождаемость. Стареющие и постепенно вымирающие чозо борются за будущий мир во вселенной по-своему. Обнаружив на удаленной планете SR388 паразитов (названных ими «икс»), способных к мимикрии, они быстро прикинули чудовищные последствия распространения этих тварей по галактике и создали для истребления паразитов биологическое оружие – метроидов.

Один из кораблей чозо оказался поблизости человеческой колонии K-2L, которую разгромили космические пираты во главе с Ридли, и подобрал единственного выжившего – девочку по имени Самус Аран. На планете Зебес, куда спасители привезли Самус, люди выжить не могли – так что пернатые кудесники наделили ее собственными генами и облачили в суперкостюм со встроенной в руку пушкой, а заодно обучили премудростям боевого ремесла. И, когда девочка подросла, она покинула свой второй дом, чтобы присоединиться к Галактической Федерации и бороться с космическими разбойниками.
В отсутствие Самус пираты нападают на Зебес. Mother Brain, созданный чозо органический суперкомпьютер, предает «родителей» и переходит на сторону врага, рассчитывая с помощью огромной армии легко подчиняемых воинов и высасывающих жизненную энергию метроидов покорить галактику и установить в ней свой порядок. После того, как атаки Федерации оказываются безрезультатными, за дело берется Самус, хорошо знающая Зебес, где она провела большую часть жизни. Отомстив Ридли, героиня побеждает Mother Brain и уничтожает лабораторию, в которой пираты размножали метроидов при помощи радиации (Metroid/Metroid Zero Mission).

Впоследствии Самус перехватывает сигнал бедствия фрегата «Орфеон» – одного из пиратских кораблей, успевших покинуть Зебес с метроидами на борту. Преследуя бегущего с «Орфеона» механического Ридли, Охотница прилетает на планету Tallon IV, пораженную фазоном – радиоактивной субстанцией, которую пираты активно использовали в своих экспериментах по производству биологического оружия. Источник заразы находится в кратере, возникшем из-за падения метеорита. Ранее обитавшие на Tallon IV чозо запечатали его. Самус побеждает пиратов, метроидов и Ридли, открывает доступ в кратер, где встречается с Metroid Prime – существом, которое было причиной всех здешних фазоновых бед, – и расправляется с ним. В конце битвы, однако, монстр срывает фазоновую оболочку скафандра Самус – и это позволяет ему появиться в сиквеле в новом облике (Metroid Prime/Metroid Prime Pinball).

Перед тем, как продолжить свои злоключения с фазоном, Самус выполняет еще одно поручение Федерации: исследовать далекую звездную систему, откуда поступают странные телепатические сигналы. В них содержится сообщение, обещающее невиданную силу тому, кто разыщет в этой самой системе секрет. Самус и шесть Охотников-конкурентов раскрывают тайну послания – его отправляло существо, именуемое Горея, уничтожившее здешнюю цивилизацию и поглотившее все ее вооружение. Охотники не способны противостоять чудовищу, но хитрая Самус при помощи комбинации разных зарядов получает доступ к омега-пушке, тайному оружию погибшего народа, и одерживает победу (Metroid Prime Hunters).

Следующим заданием наемницы становится поиск пропавшего патруля Федерации, преследовавшего пиратов у планеты Aether. Спасти морпехов Самус не успевает, зато обнаруживает своего фазонового двойника – переродившегося Metroid Prime. Преследуя доппельгангера, героиня обнаруживает темную сторону Aether, возникшую в результате падения на планету – представьте себе! – фазонового метеорита. Обитатели теневого мира быстро растаскивают на сувениры все апгрейды суперкостюма воительницы, оставляя ее беззащитной, а последний из аборигенов Aether возлагает на широкие плечи Самус нелегкую задачу: перекачать всю энергию из темного мира в светлый. Что она и делает, попутно расправляясь и с порождениями тьмы, и со своим злобным клоном. С последним, правда, не окончательно (Metroid Prime 2: Echoes).

Через полгода Федерация призывает Самус и трех других Охотников, чтобы расследовать пропажу одного из органических суперкомпьютеров под названием Aurora Unit (во многом напоминает Mother Brain, но добиться мирового господства пока не собирается) и спасти еще несколько «Аврор» от вируса, которым их заразили вездесущие космические пираты. Не успел закончиться брифинг, как планы тут же меняются. Флот Федерации и базу на близлежащей планете атакуют пираты, а вскоре выясняется, что к месту событий летит Левиафан – так прозвали напичканные фазоном метеориты, фигурирующие во всей трилогии. Помогая друг другу, четверка Охотников активирует планетарную систему защиты и предотвращает падение Левиафана. Однако в это время на них нападает Темная Самус и облучает фазоном. Очнувшись через месяц, героиня выясняет: все ее тело настолько пропитано радиоактивной субстанцией, что Федерации пришлось придумать специальное устройство, позволяющее регулировать уровень заражения. Она также узнает, что тройка Охотников, работавших вместе с ней, уже отправилась выполнять изначальную миссию по доставке антивирусной вакцины «Аврорам», но от товарищей давно ни слуху ни духу. Следуя за ними, Самус обнаруживает, что из-за заражения фазоном все трое переметнулись на сторону ее вредоносного доппельгангера, и в итоге вынуждена лично расправляться с бывшими коллегами. Затем Охотница помогает силам Федерации взять штурмом родную планету космических пиратов, выясняет, откуда летят Левиафаны, и отправляется на планету Phaaze, источник всего фазона в галактике. После победы над Темной Самус, объединившейся с пропавшим Aurora Unit, Phaaze теряет стабильность и гибнет, гарантируя, что больше фазоновой угрозы для мира не существует (Metroid Prime 3: Corruption).

Избавившись от одной беды, Федерация нанимает Самус для окончательного решения вопроса с метроидами. Охотница посещает SR388 и зачищает там на удивление немногочисленную популяцию монстров. После победы над королевой героиня обнаруживает только-только вылупившегося малютку метроида и оставляет его в живых (Metroid II: Return of Samus).

В трейлере Other M воссоздана сцена гибели усыновленного Самус метроида-малыша от атаки Mother Brain.

Из лаборатории, куда Самус сдала своего попутчика с SR388, последнего метроида похищает Ридли. Охотница вновь возвращается на Зебес и обнаруживает, что пираты решили наступить на те же грабли и отстроили новую базу в недрах планеты. Для нее, однако, становится неожиданностью тот факт, что враги наделили ранее беспомощную Mother Brain большим механическим телом и мощнейшей лучевой атакой, оставляющей Самус совершенно беспомощной. На выручку приходит спасенный ранее метроид и, сохранив жизнь Самус, гибнет (Super Metroid).

Первое появление Адама Малковича в человеческом облике (Манга Metroid, 2002).

По просьбе биологов, построивших исследовательскую станцию над SR388 (и приютивших спасенных ранее зверьков), Самус сопровождает их во время экспедиции на планету. Которая должна быть достаточно безопасной в отсутствие метроидов – да как бы не так. Оставшись без конкуренции и быстро расплодившись, «икс»-паразиты всерьез взялись за Охотницу. Повреждения, нанесенные инопланетными гадами, оказались практически фатальными, но находчивые ученые приготовили сыворотку из сохранившихся клеток последнего метроида и с ее помощью спасли Самус жизнь. С бронекостюмом, однако, пришлось расстаться хирургическим путем. Его зараженные обломки отправили на экспертизу к биологам, где поврежденные детали, благодаря живущим в них паразитам приняли боевую форму, перебили персонал и подчинили себе всю лабораторию. На месте Самус обнаруживает, что Федерация втайне разводила метроидов и имеет виды на «иксов». К счастью, поставленный присматривать за ней искусственный интеллект оказывается Адамом Малковичем, бывшим командиром девушки. Он помогает героине инициировать самоуничтожение лаборатории и направить детонирующий комплекс на SR388, стерев тем самым все следы существования «икс»-паразитов. В итоге Самус оказывается не только начиненной ДНК метроидов, но и преступницей в глазах Федерации (Metroid Fusion).

Сергей Цилюрик
Статья из журнала “Страна Игр” №11(308), июнь 2010 года

Дополнение из 2018 года (Константин Говорун):

Игра Metroid: Other M вышла в сентябре 2010 года и не стала ни громким провалом, ни значительным успехом: 79 баллов на метакритике. Играть в нее было интересно, но сюжет оказался затянутым, диалоги – плохо написанными, так что “яркое повествование” точно не получилось. Однако гораздо больше расстроила следующая игра – мультиплеерный шутер Metroid Prime: Federation Force для Nintendo 3DS, который вообще ничего не давал истории Metroid, и с сериалом его роднило только название.

Первой хорошей новостью стал прошлогодний релиз Metroid: Samus Returns для Nintendo 3DS – римейка древней Metroid II с тотально переработанной графикой. Второй же должна стать игра Metroid Prime 4 для Nintendo Switch: ее анонсировали на E3 2017, но показали только логотип без каких-либо подробностей. Эта игра должна стать по-настоящему большим хитом уровня The Legend of Zelda: Breath of the Wild и Super Mario Odyssey. К тому же, сериал Metroid – пожалуй, самый релевантный для России цикл игр от Nintendo. Если Super Mario, Kirby и даже The Legend of Zelda до сих пор отпугивают многих игроков, то у Metroid таких проблем быть не должно.

Открыть комментарии

Популярные

18+ ЗАПРЕЩЕНО ДЛЯ ДЕТЕЙ